Последние комментарии

  • ольга зимина17 июня, 14:47
    вот чего не пойму, в Белоруссии по сравнению с нами очень низкая коррупция,  также ниже значительно уровень эк. риско...Политолог: «К 2025 году Беларусь могут просто сожрать. И не нужно никаких военных операций»
  • Владимир Бурнос10 июня, 2:39
    Я бы дал медаль за такой пропагандистский труд или в крайнем случае премию. Лазарев,взрослый ,умный,старый человек, н...Российские ракетчики не могут найти замену минским шасси
  • Александр Глущенко31 мая, 19:32
    уже не срастётся,уже получили отлуп. Казахи сказали,что у них нет лишних кубов,но если белорусь за интересует их мате...Российские ракетчики не могут найти замену минским шасси

Москва хочет взять под прямой контроль флагманы белорусского ОПК

Острый дефицит современных технологий и недостаток времени заставляют военно-политическое руководство России обращать пристальное внимание на потенциал оборонно-промышленного комплекса (ОПК) Беларуси.

Еще в январе посол России в Беларуси Михаил Бабич за короткий срок посетил сразу несколько крупных предприятий, участвующих в выпуске продукции оборонного или двойного назначения.
В частности, МЗКТ, «Пеленг» и «Интеграл».

Эксперты тогда отмечали, что это похоже на инвентаризацию интересующих Москву активов. А основная причина этого интереса в том, что, несмотря на политику импортозамещения, ряд важных отраслей ОПК России по-прежнему критически зависим от иностранных производителей, в том числе белорусских.

Выход из этой ситуации Москва видит в том, чтобы установить прямой контроль над высокотехнологичными белорусскими предприятиями.

Им сверху видно все

Таким, в частности, является минское ОАО «Пеленг». Оно производит микропартиями и штучно наукоемкую оптико-механическую и оптико-электронную продукцию.

«Пеленг» занимается в том числе и космическим приборостроением. В его рамках разрабатываются и изготавливаются оптико-электронная аппаратура для спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ); системы обработки, сжатия и хранения видеоинформации космических систем ДЗЗ; звездные датчики.

И львиная доля этих видов продукции сегодня поставляется в Россию, которая создает мощную группировку космических аппаратов (КА) ДЗЗ. Первые спутники были запущены 22 июля 2012 года ракетой-носителем «Союз-ФГ». Ими стали «Канопус-В» № 1 и его близнец, белорусский космический аппарат БКА.

Для обоих спутников на «Пеленге» был разработан оптико-электронный телескопический комплекс, который с высоты 550 км под углом обзора до 45 градусов дает изображение с разрешением в 2 м. Во многом именно благодаря проектным решениям белорусских разработчиков вес спутников не превышает 400 кг, в то время как чисто российские образцы аналогичного назначения весят почти 6,5 т.

Между тем, как утверждают эксперты, аэрокосмическая оптико-электронная аппаратура, разрабатываемая в Беларуси для КА типа «Канопус», нужна России не только и не столько для наблюдения за состоянием посевов и разливом рек, сколько для получения цифровых электронных карт поверхности Земли, используемых при наведении высокоточного оружия.

Например, крылатых ракет Х-555 и Х-101, которыми оснащены российские стратегические ракетоносцы Ту-95МС и Ту-160. А также крылатых и аэробаллистических боеприпасов оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер».

Исходной информацией для таких карт служат космические снимки, получаемые при помощи специального спутникового оборудования. Одним из немногих мировых производителей такой сложной техники является Беларусь.

Еще в советские времена подобную технику и программное обеспечение для создания цифровых карт разрабатывало и выпускало КБ (ныне ОАО) «Пеленг».

«Пеленг» и высокоточное оружие

Сейчас группировка спутников ДЗЗ включает шесть российских «Канопуcов-В» и белорусский БКА. Некоторое время назад генеральный директор «Пеленга» Владимир Покрышкин сообщил, что идет согласование с «Роскосмосом» облика КА «Канопус» за номерами 7 и 8. Их разрешающая способность будет «лучше, чем полметра».

Для новых спутников ДЗЗ производится аппаратура с характеристиками на уровне лучших мировых аналогов. В частности, изготавливаются зеркала диаметром больше одного метра.

Еще одна важная специализация «Пеленга» — оптико-электронные системы для специального наземного применения (системы прицеливания и наведения).

Однако особый интерес для России представляют белорусские разработки в области аэрокосмической оптико-электронной аппаратуры для получения цифровых электронных карт поверхности Земли, навигационного обеспечения высокоточного оружия. А также уникальные прикладные программные комплексы, обеспечивающие управление радиолокационными и лазерно-оптическими системами противоракетной обороны, станциями предупреждения о ракетном нападении.

Вполне понятно желание российской стороны взять эти технологии под свой прямой контроль. Компания «Роскосмос» еще в августе 2012 года делала предложение о покупке государственной доли акций в «Пеленге». В уставном капитале предприятия государству принадлежит 48,9%, трудовому коллективу — 51,1%.

Но с той поры дело так и сдвинулось с мертвой точки. По мнению ряда комментаторов, причина в том, что Минск не хочет отдать задешево актив, ценность которого для России резко возросла в условиях западных санкций.

Москва же явно хочет вновь поставить этот вопрос в повестку дня. Чем, очевидно, и объясняется визит Бабича не только на Минский завод колесных тягачей (МЗКТ), о схватке за который немало писали СМИ, но и на малоизвестный широкой общественности «Пеленг».

России нужен и «Интеграл»

Возьмем на себя смелость предположить, что в этот перечень вскоре добавится и минское ОАО «Интеграл». И не только потому, что это предприятие является важным соисполнителем проекта создания спутников ДЗЗ, разрабатывая для них инновационные фотоприемные устройства.

Дело в том, что одним из самых слабых звеньев российского ВПК признается отсутствие собственной современной элементно-компонентной базы (ЭКБ), которая лежит в основе электронных «мозгов» любой сложной военной техники.

После распада СССР такая электроника закупалась в странах ЕС и НАТО, но когда Запад ввел санкции на поставку ЭКБ категорий military (для использования в военных системах) и space (радиационно стойкие комплектующие), оборонная отрасль России оказалась в очень сложном положении.

Организация производства ЭКБ специального назначения технически очень сложна и затратна (и по деньгам, и по времени). Предвидя возможность западного эмбарго на поставку столь чувствительной для ОПК продукции, Москва еще в 2007 году приняла программу «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008–2015 годы.

Основной целью программы было обеспечить радиоэлектронные средства и системы, в первую очередь имеющие стратегическое значение, российской электронной компонентной базой необходимого технического уровня. Но, судя по публикациям в прессе, намеченных ориентиров достигнуть не удалось.

Еще в 2014 году бывший глава холдинга «Роскосмос» Игорь Комаров отметил: хотя промышленность страны вроде бы активно работала над программой импортозамещения, с электроникой у российской космонавтики (в том числе работающей на оборону) могут возникнуть проблемы.

Академик Российской академии космонавтики, член Федерации космонавтики России Александр Железняков отмечал: отсутствие в стране собственной радиоэлектронной элементной базы ставит под вопрос возможность производства космических аппаратов, в частности спутников (в том числе разведывательных).

Грядет новый торг?

Сейчас эти проблемы свалились на голову нынешнего главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина. Причем он, еще когда курировал ВПК в должности вице-премьера, заявлял, что микроэлектроника космического назначения — одна из двух (наряду со станкостроением) болевых точек современной российской экономики.

По мнению ряда аналитиков, реально решить проблему можно, используя изделия космического и военного назначения минского «Интеграла». В его цехах микросхемы типа space и military создавались еще в советские времена. Интегральные схемы особой радиационной стойкости для первого советского лунохода там были разработаны и произведены еще в конце 1960-х, электронные блоки для космического комплекса «Энергия-Буран» — в середине 1980-х.

Эти технологии не были утеряны и после распада СССР. В 2005 году была разработана сверхбольшая интегральная схема (СБИС) для оптической аппаратуры белорусского и российского спутников ДЗЗ, позволяющая различать объекты размером до двух метров. Теперь на «Интеграле» создают СБИС для камер еще большего разрешения.

Поэтому не будет большой неожиданностью, если в ближайшее время с российской стороны поступят предложения приобрести контрольные пакеты акций не только МЗКТ и «Пеленга», но и «Интеграла».

Вопрос в том, что будет предложено Минску в качестве оплаты. Компенсация за последствия российского налогового маневра или нечто большее?

Александр АЛЕСИН

Что дальше будет с «Фордом» в России? Ford Sollers официально заявляет

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх